Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Мои статьи

Краснов С.И. Самоучитель саморазвитию. Разделы 12,13.

Раздел 12. Трансценденция как включение в свой социально-культурный проект

Своим проектом будет тот, в котором его старейший автор и организатор говорит в ответ на твои действия: «Это то, что надо, сынок (дочка)!»

Термин «включение» предполагает обнаружение в какой-либо ситуации реализацию кем- либо ценности. Причем именно твоей ценности, которая волнует, к которой стремишься всей душой. Соответственно в возникающих проблемных ситуациях берется ответственность за ее реализацию. И человек, который «включился» отзывается «на зов» совести. Кроме того человека, «включающегося» в свой проект отличает постоянное проявление инициативы, ведение «своей игры».

Рассмотрим пример включение в родной в ценностном смысле социально-культурный проект «Семья Сарафановых» студента Володи Бусыгина в пьесе Вампилова «Старший сын». 

Двое молодых людей — студент-медик Бусыгин и его попутчик Семен, по прозвищу Сильва, — увязались за «шапочно знакомыми» девушками. Проводив их до дома, но, не получив приюта, на которое рассчитывали, они опаздывают на последнюю электричку. Начало ночи, на улице холодно, и они вынуждены искать крова в незнакомом им районе. Они готовы воспользоваться любой возможностью, чтобы согреться. Сначала, они стучатся в дом одинокой тридцатилетней женщины Макарской, только что прогнавшей влюблённого в неё десятиклассника Васеньку, но она отшивает и их. Вскоре не знающие, куда деться парни видят, как её окликает пожилой мужчина из соседнего дома, назвавшийся Андреем Григорьевичем Сарафановым. Они думают, что это свидание, и решают воспользоваться удобным случаем, чтобы в отсутствие Сарафанова побывать у него дома, чтобы немного согреться. В доме Сарафанова они застают расстроенного Васеньку, сына Сарафанова, который переживает свою любовную неудачу. Бусыгин делает вид, что давно знает его отца. Васенька держится очень настороженно, а Бусыгин пытается его усовестить, говоря, что все люди братья и надо доверять друг другу. Это наводит Сильву на мысль, что Бусыгин хочет разыграть парнишку, представившись сыном Сарафанова, сводным братом Васеньки. Вдохновлённый этой идеей, он  подыгрывает приятелю, и ошарашенный Бусыгин, который вовсе не имел этого в виду, является Васеньке как его неведомый старший брат, решивший, наконец, разыскать отца. Сильва, развивая успех склоняет Васеньку отметить событие— найти в домашних закромах что-нибудь из спиртного и выпить по случаю обретения брата.

Пока они празднуют на кухне, появляется Андрей Григорьевич Сарафанов. Захмелевший Васенька огорошивает его сногсшибательной новостью. Растерявшийся Сарафанов поначалу не верит, но, вспомнив прошлое, все-таки допускает такую возможность — тогда только закончилась война. Так что его сыну мог бы быть двадцать один год, а его мать звали Галиной. Эти подробности слышит выглядывающий из кухни Бусыгин. Теперь он более уверен в себе при встрече с мнимым отцом. Сарафанов же, расспрашивая новоявленного сына, все больше и больше уверяется в том, что перед ним действительно его отпрыск, искренне любящий отца. Ночь Андрей Григорьевич и Володя проводят в беседе. Сарафанов рассказывает ему всю свою жизнь, открывает душу: жена оставила его, оставив ему двоих маленьких детей, дочь и сына.

САРАФАНОВ. Дай-ка я тебя поцелую. (Поцеловал Бусыгина по-отечески в лоб. Тут же смутился.) Извини меня… Дело в том, что я было совсем уже затосковал.

БУСЫГИН. А что тебя беспокоит?

САРАФАНОВ. Да вот, суди сам. Один бежит из дому, потому что у него несчастная любовь. Другая уезжает, потому что у нее счастливая…

БУСЫГИН (перебивает). Кто уезжает?

САРАФАНОВ. Нина, дочь. Она выходит замуж.

БУСЫГИН. Она выходит замуж?

САРАФАНОВ. В том-то и дело. Буквально на днях она уезжает на Сахалин. А вчера мальчишка заявляет мне, что он едет в тайгу на стройку, вон как! Теперь ты понимаешь, что произошло в тот момент, когда ты постучался в эту дверь?

БУСЫГИН. Понимал, когда стучался…

САРАФАНОВ (перебивает). Произошло чудо! Настоящее чудо. И они еще говорят, что я неудачник!

Бусыгин понимает, что попадает в проблемную ситуацию распада семьи Сарафановых. Отец стареет, слабеет и больше не в состоянии отвечать  должным образом на нужды своих детей. Они это чувствуют. Нина стремится сбежать от нависающей над ней ответственности за семью с мужем, с которым как за каменной стеной. Васенька тоже не хватает маминого тепла, которое он надеялся получить от Макарской, но все меньше в это веря, мечтает о работе на стройке подальше от дома в Сибири.

После ночного разговора утром Бусыгин предлагает Сильве незаметно ускользнуть, но, перед самым уходом, они неожиданно сталкиваются с Сарафановым. Узнав об их отъезде, он хочет подарить Бусыгину на память серебряную табакерку, так как, по его словам, в их семье она всегда принадлежала старшему сыну.  Эта семейная реликвия из поколения в поколение передается от отца к сыну. Андрей Григорьевич уходит за табакеркой.

СИЛЬВА. Ну?.. Чего ты ждешь?

БУСЫГИН. Иди… Я уйду позже…

СИЛЬВА. Слушай! Напаяли мужика – хватит. Идем отсюда…

БУСЫГИН. Иди, я тебя не держу.

СИЛЬВА. А что ты хочешь?.. Что ты задумал, объясни. Может, я тоже рискну.

БУСЫГИН. Нет, иди лучше.

СИЛЬВА. А что такое?.. Если воровство, то я, конечно, пас. Воровство – это не мой жанр.

БУСЫГИН. Дубина. Он сейчас войдет, а нас нет. Можешь ты это себе представить?

СИЛЬВА. Ну, представил. Ну и что?

БУСЫГИН. Ты как знаешь, а я пока останусь. Ненадолго.

СИЛЬВА. Зачем?

Бусыгин молчит.

Утром Бусыгин помогает Нине прибрать в квартире. Между ним и Ниной устанавливаются странные отношения. Вроде бы они брат и сестра, но их взаимный интерес и симпатия друг к другу явно не укладываются в родственные рамки. Бусыгин расспрашивает Нину о женихе, невольно отпуская ревнивые колкости в его адрес, так что между ними происходит нечто вроде размолвки. Чуть позже Нина также ревниво будет реагировать на интерес Бусыгина к Макарской. Помимо этого, они постоянно обращаются к разговору о Сарафанове. Бусыгин упрекает Нину за то, что она собирается оставить отца одного. Беспокоит их также и брат Васенька, который то и дело предпринимает попытки сбежать из дома, считая, что никому здесь не нужен.

Между тем Васенька, ободрённый неожиданным вниманием Макарской, согласившейся пойти с ним в кино  в результате уговоров Андрея Григорьевича, оживает и теперь уже не собирается никуда уезжать. Однако радость его длится недолго. У Макарской на десять часов назначено свидание с приглянувшимся ей Сильвой. Узнав, что Васенька купил билет на то же время, она отказывается идти, а на Васенькино наивное упорство возмущённо признается, что её неожиданной добротой парнишка обязан своему папе. В отчаянии Васенька собирает рюкзак, а Бусыгин, только что намеревавшийся отбыть, снова вынужден остаться.

САРАФАНОВ. Володя!

БУСЫГИН. Что такое?

САРАФАНОВ (с отчаянием). Он собирает рюкзак! (Исчезает в подъезде.)

СИЛЬВА. Все. Пошли отсюда.

БУСЫГИН. Я остаюсь.

Вечером появляется с двумя бутылками шампанского жених Нины лётчик Кудимов. Он простой парень, беззлобный и все воспринимающий чересчур прямолинейно. Бусыгин и Сильва то и дело подшучивают над ним, на что он только добродушно улыбается и предлагает выпить, чтобы не терять время. А времени у него в обрез, он, курсант, не хочет опаздывать, потому что дал себе слово никогда не опаздывать, а собственное слово для него закон. Вскоре появляются Сарафанов и Нина. Вся компания пьёт за знакомство. Кудимов неожиданно начинает вспоминать, где же он видел Сарафанова, хотя Бусыгин и Нина пытаются ему помешать. Тем не менее, Кудимов с присущей ему принципиальностью упорствует и, в конце концов, вспоминает: он видел Сарафанова на похоронах. Сарафанов с горечью вынужден в этом признаться.

Бусыгин успокаивает его: людям нужна музыка и когда они веселятся, и когда тоскуют. В это время Васенька с рюкзаком, несмотря на попытки остановить его, покидает родной дом.

САРАФАНОВ. Да-да, я сделал свое дело, я их вырастил… (горько) теперь я свободен и на старости лет могу насладиться одиночеством…

БУСЫГИН. Ты не будешь один… Если ты не против, я останусь с тобой.

Небольшая пауза. Нина поднимает голову.

САРАФАНОВ. Ты сказал…

БУСЫГИН. Да. Если ты останешься один, я перееду к тебе жить. Если ты захочешь… В вашем городе тоже есть мединститут.

САРАФАНОВ (расстроганно). Сынок… Ты у меня один… Ты единственный. Что бы я делал, если бы не было тебя?

Жених Нины, несмотря на её уговоры, уходит, боясь опоздать в казарму. Когда он уходит, Нина упрекает ехидного «братца», что тот дурно обошёлся с её женихом. Бусыгин не выдерживает и признается, что вовсе не брат он Нине. Больше того — он, кажется, влюблён в неё. А между тем обиженный Сарафанов собирает чемодан, чтобы ехать вместе со старшим сыном к его матери, чтобы женится на ней. Неожиданно вбегает с испуганно-торжественным видом Васенька, а вслед за ним Сильва в полусгоревших брюках, с испачканным сажей лицом в сопровождении Макарской. Оказывается, Васенька подпалил её квартиру. Возмущённый Сильва требует новые брюки вместо прожженных и, прежде чем уйти, в дверях мстительно сообщает, что Бусыгин вовсе не сарафановский сын. Однако Сарафанов твёрдо заявляет, что не верит в это.

САРАФАНОВ. Но я не верю! Не хочу верить!

БУСЫГИН. Откровенно говоря, я и сам уже не верю, что я вам не сын. (Взглянув на Нину.) Но факт есть факт.

САРАФАНОВ. Не верю! Не понимаю! Знать этого не хочу! Ты – настоящий Сарафанов! Мой сын! И притом любимый сын!

НИНА (Бусыгину). Я тебе говорила… (Сарафанову, весело.) А я? А Васенька? Интересно, ты еще считаешь нас своими детьми?

САРАФАНОВ. Вы все мои дети, но он… Все-таки он вас постарше.

САРАФАНОВ. То, что случилось, – все это ничего не меняет. Володя, подойди сюда…

Бусыгин подходит. Он, Нина, Васенька, Сарафанов – все рядом. Макарская в стороне.

Что бы там ни было, а я считаю тебя своим сыном. (Всем троим.) Вы мои дети, потому что я люблю вас. Плох я или хорош, но я вас люблю, а это самое главное…

В героях пьесы можно увидеть позиции, характерные, даже «архетипические» для любого времени. Позицию не видящих чужую боль, «закрытых», «замороженных» людей. Это Сильва и Кудимов. Позицию чувствующих чужую боль, но старающихся от нее избавится, уйти, уехать, обмануть себя. Это Макарская,  Нина и Васенька. И позицию отзывчивого человека, не только понимающего суть проблемной ситуации, но и берущего ответственность за ее разрешение. Это старший Сарафанов и Бусыгин. Название пьесы «Старший сын», как мне кажется, фиксирует передачу ответственности за семью и все происходящее от стареющего отца к старшему сыну. И сын этот не по родству кровному, а по духу, по отношению к семейным ценностям. Сарафанову нужен старший сын, на которого он может опереться, а Бусыгину нужен именно такой отец, который никогда не предаст его, для которого главное дело в жизни - любить и заботиться о своих детях. Нелишне будет напомнить, что автор пьесы Вампилов воспитывался мамой без отца.

Бусыгин по пьесе должен трижды совершить ценностное самоопределение как старший сын Сарафанова.

Первый раз под утро, когда он понял, что семья, в которую он попал, разваливается. Но табакерка - семейная реликвия, передаваемая от отца сыну в этой семье – вера Сарафанова в него заставляют его задержаться на один день. Но мы можем сомневаться в искренности намерений Бусыгина, так как ему нравится Нина и, возможно, он остался из-за нее? Скорее всего!

Выяснив, что Нина точно выходит замуж и уезжает с мужем на Сахалин, Бусыгин решает покинуть Сарафановых. Но крики о помощи старшего Сарафанова снова задерживают его. Любя Нину, он остается уже ради ее брата, который попал в беду.

И, наконец, когда Андрей Григорьевич понимает, что остается совсем один, Володя сообщает ему, что он останется жить с ним. Он готов, любя Нину взять ответственность и за ее отца. Возможно, что и это было сказано Володей в «спектакле», который заигрался в роли старшего сына. Но его постоянная поддержка отца в течение дня во всех проблемных ситуациях не была обязательной и «выгодной».

Итак, Володя Бусыгин в процессе развития пьесы меняет позицию от ситуативно приударяющего «за юбкой» желательно без в последствии нервотрепных сцен на члена семьи Сарафановых, скорее всего, в недалеком будущем мужа Нины.    

Самоопределение, смена позиции  Бусыгина происходит постепенно. Сначала он отзывается на ночное излияние души Андрея Григорьевича. Узнав, что тот один воспитал двух детей, он собирается уйти из этого дома. Но желание Сарафанова вручить ему символ рода Сарафановых, останавливает его. Он понимает, что его уход причинит боль этому человеку. Сопереживание Сарафанову заставляет  Бусыгина переменить решение и остаться «на денек». Затем, поняв, что Нина занята, Володя снова решает немедленно уехать, но зов «отца» с просьбой о помощи, снова заставляет его переменить решение. Сильва и Володя, оказавшись в доме Сарафановых, своими вопросами и действиями все высвечивают и проявляют. Например, Нина не любит своего жениха. А ей «мужа надо», Сарафанов давно не работает в консерватории и «творца из меня не вышло», Васенькины иллюзии на счет Макарской разбиваются в дребезги из-за действий Сильвы.   

Настоящие позиции всех персонажей пьесы вскрываются только в самом конце, где и происходит ценностный конфликт. Суть его в определении позиции Володи. Это ловкий пройдоха и талантливый артист, прекрасно играющий роль заботливого и неравнодушного старшего сына. Или это действительно отзывчивый совестливый человек, который всю жизнь мечтал о таком отце. Ответ дает Андрей Григорьевич: «Ты – настоящий Сарафанов! Мой сын! И притом любимый сын!»

И дальше он говорит, на каком основании держится семья Сарафановых. «Вы мои дети, потому что я люблю вас. Плох я или хорош, но я вас люблю, а это самое главное…»

И по замыслу автора Володя остается в этой семье навсегда.

Для включения в свой социально-культурный проект обязательна процедура одобрения ваших действий со стороны его руководителя?

Что делать человеку, которому ничего не интересно, и он к ничему особенно не способен?

 

Раздел 13. Восстановление заброшенного проекта

Подлинный проект есть очищенная от последующих наслоений явленная первым светом уникальная вечность.

 

МХТ, впоследствии в советской стране МХАкадемическийТ, созданный «еще до исторического материализма» В.И. Немировичем-Данченко и К.С. Станиславским, в советские годы растерял почти все черты самостоятельного, независимого, а главное художественного театра. Премьеры угоднических властям пьес шли одна за одной, удаляя театральную труппу от норм и ценностей подлинного искусства.  Под будущие Сталинские премии выбирали пьесы и распределяли роли. Традиции мхатовского театра еще сохранялись, но труппа театра утратила дух самодвижения. Театр умер как творческий коллектив, раздираемый склоками и междоусобицами. «К.С. Станиславский предложил и внедрил идею студии, считая её спасительной для того «учреждения», в которое неизбежно превращался обретший славу МХТ. Предполагалось, что студия может стать гарантом, предохраняющим «театр-дом» от неизбежного застоя. Немирович-Данченко этой идее К.С. Станиславского не раз оппонировал, предвидя в студиях и студийцах потенциальных разрушителей и «могильщиков» преуспевающего и широко поставленного дела. В истории реализовались и надежды Станиславского, и опасения его умнейшего оппонента. Из студий МХТ вышли крупнейшие актёры, режиссёры и целые театры, которые во многом определили историю русской сцены XX века. Но именно в тот момент, когда надо было спасать сам Художественный театр, его лучшая студия «предала» родителей и устроила свою жизнь самостоятельно под именем МХАТ Второй. До конца своих дней Станиславский не мог им простить этого «предательства». В распоряжении историков нет ни одного документа, свидетельствующего о том, что Константин Сергеевич хоть пальцем пошевелил, когда в 1936 году МХАТ Второй был уничтожен решением Правительства. Исчезновение бывшей Первой студии с театральной карты Москвы было на руку МХАТ СССР имени Горького. Он постепенно превращался в образцовый театр империи, в её «вышку», как тогда любили говорить, и ничто не должно было напоминать о славном прошлом превращённого в образцовый театр социалистического реализма». В течение трёх сталинских десятилетий МХАТ студий не создавал. «Современник», назвав себя студией МХАТ, жаждал усыновления. «Родитель» же не спешил с признанием. Студия была незаконнорождённой, от неё ждали подвоха и неприятностей. Такому МХАТ не нужна была студия, потому что она лишь усугубляла его кризисное состояние, подчёркивала и обнажала полную утрату идеалов. Если вспомнить Ибсена, которого так любили в Художественном театре начала века, можно сказать и так: юность всегда возмездие. «Современник» попытался восстановить в своей практике образ старого Мхатовского Дома, его художественные и этические идеалы. Это была, конечно, мистификация, но все театральные революции нуждаются в такого рода одеяниях. В условиях другой страны и другой культуры они пытались ввести в жизнь легендарные принципы старого МХТ. Из истории всплыло и стало важным выражение «товарищество на вере». Вспомнив это, они сочинили устав, который должен был возродить новое товарищество актёров. «Современник» стал подчиняться не общим правилам «театрально-зрелищного предприятия», как назывались тогда все государственные театры СССР, а только закону, ими самими над собой установленному. Этот закон был в меру демократичен, так как все у них решал «театральный народ», то есть сами актёры. Они коллективно решали, брать или не брать пьесу в репертуар, выпускать или не выпускать спектакль на публику. Всей труппой решали судьбу актёра: может или не может он работать в их театре. Когда очередь доходила до руководителя театра Олега Ефремова, он выходил из комнаты, и они со всей строгостью и категоричностью обсуждали и его. Идею театрального «дома» они попытались освободить от тех чудовищных наслоений, которые изуродовали её в реальной практике советского театра. У них не было актёрского балласта, никаких насильственных артистических соединений, которые к тому времени сделались бичом и ужасом большинства театров. Право ухода и «развода» было восстановлено в своём достоинстве. Это был первый за несколько десятилетий театр, родившийся не «сверху», а «снизу», по воле самих творцов, а не чиновников. Их спектакли запрещали. Это только возбуждало их азарт: запрещают - значит, они делают действительно что-то важное. Их репетиции часто заканчивались застольем, а застолье плавно переходило в репетицию. Они понимали тогда, что искусство растёт не из книг и плоской морали, а из воздуха свободы, веселья, трепа, дружеского пиршества, без которого настоящий театр не живёт. Вокруг «Современника» быстро сплотилась ватага, которую потом назовут поколением «шестидесятников». Молодые поэты, музыканты, критики, писатели, живописцы образовали тесный круг. Сюда приносили свои пьесы Александр Солженицын и Василий Аксёнов, Анатолий Кузнецов и Александр Галич. Все названные и многие другие, начинавшие театр, уйдут в диссиденты, покинут страну - по своей и не по своей воле. Судьба поколения будет глубоко драматичной, но его родной очаг и дом - маленький театрик, прилепившийся к гостинице «Пекин», что на площади Маяковского».

В приведенном обширном цитируемом отрывке четко прослеживается следующая мысль. Если хотя бы одному человеку или очень небольшой группе людей удается культурно-ценностно самоопределиться по принципам определенного культурного образца и начинать реализовывать эти принципы в своей жизнедеятельности, то и они сами и жизнь вокруг них начинает преобразовываться.

С какими трудностями сталкивается человек, пытающийся восстановить заброшенный социально-культурный проект?

Приведите примеры людей, которые делали попытки восстановить заброшенный социально-культурный проект. 

Текст 12,13 разделов.

Категория: Мои статьи | Добавил: NadezdaM (06.05.2016)
Просмотров: 378 | Теги: самоучитель саморазвитию, проект, подлинный проект. свой проект | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]