Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Мои статьи

Материалы 44 сессии "Переписываем Стругацких".

автор: Краснов С.И.

Зона

Ив Камерон, сотрудник отдела убийств как всегда опаздывал на работу. Не успел он войти в свою комнату  и снять плащ, как на его столе сердито затрещал телефон.

- Лейтенант Камерон? Где вас дьявол носит? Вас уже больше часа хочет видеть комиссар!

Комиссар Анри Женье сидел за большим письменным столом и всем своим видом излучал раздражение и недовольство.

- Как продвигаются дела, лейтенант?

- Все-таки очень странное дело вы поручили мне комиссар. Ни одной зацепки, ни одного серьезного свидетеля, ни одной улики.

- Закройте-ка дверь поплотнее и слушайте меня.

Лейтенант пристукнул ногой дверь и принял вид заинтересованного свидетеля кошмарного уличного происшествия.

Комиссар зачем-то осмотрел углы комнаты, почесал пятерней залысины на голове и, наконец, произнес.

-  Скажу вам прямо, дело, которое мы вам поручили, вполне тухлое. К тому же начальство все время темнит и давит. Чувствую, что-то очень важное от нас пока они укрывают. Город переполнен слухами. Все знают, старик Барбридж просто раздавлен горем. Он категорически настаивает на продолжении расследования.  Вы помните, Стервятник прямо обвиняет в убийстве сына своего бывшего приятеля Рэдрика Шухарта. 

- Да, у нас есть свидетельские показания: напиваясь в барах, он неоднократно громко орал, его сына заманил в зону и убил рыжий. И поклялся отомстить ему.  

- Камерон! Я всегда считал вас одним из наиболее перспективных молодых полицейских, способных распутывать сложные дела. Однако прошло уже два месяца и что, в конце – концов, вам удалось узнать? Впрочем, давайте, начните еще раз рассказывать с самого начала. Возможно, по-новому высветится какая-нибудь первоначально недооцененная нами деталь.

- Пока, комиссар, в этом деле есть одни предположения и догадки. И чрезвычайно мало фактов и улик. Начнем с них. Как вы хорошо знаете, два месяца назад пропал сын бывшего сталкера Балбриджа по кличке Стервятник Артур. Как вы знаете, незадолго до пропажи он купил револьвер. Значит, начал чего-то бояться? В наших краях местом, где можно легко свести счеты с жизнью, а также безнаказанно убить человека и спрятать его труп, является зона. Так как тело Артура не смотря на самые тщательные поиски в городе и его окрестностях, в том числе с использованием собак – ищеек и летающих прилепучек к определенному запаху, так и не нашли, есть большая вероятность, что оно находится где-то в зоне.

- А почему вы отбросили версию о его возможном отъезде за границу?

- Сестра Артура Дина утверждает, что перед пропажей ее брат договорился с Рэдриком идти в зону.  Она подслушала один их разговор.  Жена Шухарта Гута пока молчит, но их соседи дают показания, на основании которых можно считать, что ее муж два месяца назад приблизительно в эти сроки отсутствовал дома. Однако мотивы возможного убийства совершенно не прояснены. Наоборот, все свидетели утверждают, Рэдрик Шухарт дружил с Балбриджем и его детьми.

- А что дала собранная детективами информация о Рэдрике?

- Он очень осторожен и хитер. Я даже скажу больше, в отношениях с людьми он, мне кажется, чрезвычайно разборчив и умен. И еще один интересный факт установленный в последнюю неделю.  За время следствия, действуя по установленному им распорядку, он должен был бы три раза попасть в неприятные переделки, но удивительным образом менял свои планы как раз именно накануне  больших неприятностей.

- Интересно! Что вы имеете ввиду?

Помните, крайне глупое нападение подростковой банды на банк «Шеффилд»?

-     Где была перебита в перестрелке половина заложников?

- Именно. Так вот, Рэдрик в этот день именно в это время должен был снять в этом банке со своего счета большую сумму – есть соответствующая запись в деловой книге банка.

- И что же ему помешало?

- Он говорит, что дочь очень просила его сходить с ней в зоопарк.

- И он вместо банка отправился в зоопарк?

- Да. У нас есть свидетели. 

- Хм. Что было в двух других случаях?

- Должен был присутствовать на собрании, на котором взорвалась бомба, 44человека убито и 87 раненых, говорит, был дома, захотелось заняться любовью с женой.

- Так и…

- Была поножовщина в его любимом баре, в тот день и час, когда он всегда у барной стойки. Кажется, именно у нее и зарезали какого-то забулдыгу. Его фамилия Винценроде.

- А он?

- Утверждает, что гуляя по городскому парку, заслушался пением соловья.

- Ив? Разве вам еще не понятно, что Рыжий просто издевается над нами?

- Возможно! Но также возможно, что он не замешен во все эти истории и только обладает фантастическим нюхом на опасные ситуации.

- Так. Достаточно мистики. Лучше дайте почитать документы этого дела.

Инспектор Камерон положил перед комиссаром четыре пухлых тома.

В кабинете наступила тишина, иногда прерываемая тихим шелестом переворачиваемых листов.

Наконец, комиссар прекратил чтение.

- Что вы намерены предпринять? Учтите, время вышло! На раскрытие этого преступления я не могу дать вам больше недели.

- Вот подготовленный мною ордер на посещение зоны на предмет нахождения трупа. Пойдут всего два человека. Я и сталкер. И им должен стать Рэдрик Шухарт. Именно он приведет меня к месту смерти Артура. Ведь это он его убил!

- Идти с ним в зону очень опасно.  Почему вы уверены, что он с вами пойдет?

Что вы вернетесь оттуда живым? И у вас будут неоспоримые доказательства.

- Пойдет, если прикажу, бегом побежит. Очень редким недугом серьезно больна его дочь, нужны редкие лекарства, они есть только в Тибете и в очень ограниченном количестве. Только вы можете достать их через министерство иностранных дел.  И вы их достанете. Вот необходимые справки от врача. К тому же он любит свою жену. Поэтому во всем признается, отсидит свои лет десять или пятнадцать и снова вернется к своей семье. Не впервой!

- Вы расчетливый циник, Ив! Я вас недооценивал. А почему вы не предусматриваете варианта иммиграции его и его близких, например, в тот же Китай?

- Потому что его призвание – это ЗОНА. Вы что-нибудь слышали о «золотом шаре»?

- Конечно! Но, это все слухи. Хотя, если верить показаниям   Балбриджа Эрик и убил Артура именно из-за него.

- Верно. Он утверждает, перед «золотым шаром» расположена «мясорубка». Она убивает первого, кто приближается к нему. Шухарт, заранее зная это, и подставил Артура под удар мясорубки, чтобы самому пройти к шару невредимым.

- Надеюсь, Камерон, что вы в своих расчетах не ошиблись…

 

На рассвете появился густой туман. Они шли по насыпи, сделанной для железнодорожной малокалейки.  От железной дороги остались только редко попадающиеся полусгнившие шпалы. Рэдрик, не скрывая ненависти, смотрел на впереди идущую фигуру. Он видел, как постепенно покрывается капельками росы плащ инспектора.

«Обложили как волка, - думал он. Со всех сторон обложили. Гута и «мартышка» - заложники. Бежать мне без них некуда. Да и незачем. Кто я без зоны?»  

Шагали они тяжело, медленно.  Позади была ночь на вершине горы, которую они провели лежа на траве, пережидая потоки мерзкой слизи, обтекавшей их ниже справа и слева  и исчезнувшей утром в овраге.

«Скажет. Все расскажет, - а мы все это аккуратно запишем», - думал инспектор. Но на душе у него от таких мыслей было почему-то тоскливо.

- Что тут рассказывать. Вы сами все давно уже знаете.

Ив осторожно и, стараясь сделать это незаметно, включил кнопку.

- Вы и так все это прекрасно знаете и без моих признательных показаний! Чтобы пройти к шару необходимо совершить «заклание». Я взял Артура с собой тогда в зону, заранее зная, что ему суждено умереть.

- Хотели у шара попросить здоровье для дочери?

- Да. Но из этого ни хрена ничего не вышло. Поверьте, инспектор я очень сожалею о случившемся, по ночам мне снится одна и та же сцена.

- Не говорите, дайте мне. Вам снится, как Артур приплясывает у золотого шара и кричит во весь голос: – Счастье для всех!.. Даром!.. Сколько угодно счастья!.. Никто не уйдет обиженный!.. Всем! Счастье! Даром!

- Откуда вы знаете?

- Ваша жена Гита слушает этот бред по ночам уже два месяца. Кстати, вы заметили у нее на висках первую седину?

- Нет. Да! Что я натворил?

- Рэдрик, поверьте, мне искренне жаль вас и вашу семью. Если вы явитесь с повинной и сделаете чистосердечное признание, то, думаю, вам дадут на этот раз лет 10 – 12.

- Нет. Я стал совсем другим.  Научился считать вперед, поэтому я больше не сяду. У вас нет и не будет ни одной улики. Кстати, вашу диктофонную пленку я уничтожил еще ночью.

Ив Камерон порывисто достал из внутреннего кармана плаща портативный диктофон. Посмотрел. Кассеты в ней действительно не было.

Они прошли еще немного вперед молча.

- Ладно, Рэдрик, давайте просто поговорим откровенно. В этом деле для меня еще есть некоторые неясности.

- Задавайте вопросы, лейтенант.

- Я правильно понял, «золотой шар» дал вам способность предвидеть опасности и избегать их?

- Не совсем. Я думаю, что «шар» улавливает и усиливает то, что в человеке уже есть. Вы знаете, я самый «старый»  и самый счастливый из действующих сталкеров этого города. Мое дело: водить людей к счастью, избегая опасности.  Это дело я делаю хорошо, люблю и больше ничего делать не умею.

- Значит, «золотой шар» помогает только тем, у кого есть любимое дело?

- И только если они не извлекают из него прибыли.

- Так вот почему все последнее время вы стали сдавать все «штучки» из зоны в исследовательскую лабораторию международного Института?

- Это в память о моем дружке молодости Кирилле.

- Это, кажется, погибший русский ученый?

- Светлая голова и доброе сердце. Вот кого надо было к «золотому шару».

-Так, получается, золотой шар дал вам то, что у вас и так было?

- Опять не совсем. Я совершенно четко стал видеть намерения людей. Их сильные и слабые стороны.

- Всех?

- Всех!

- Интересно. Что вы можете сказать про меня?

- Вы честный служака и работу свою любите. Но карьерист, не нарушающий писанных законов, но не стесняющийся в нарушении норм неписанных. Но и у вас есть одно слабое место:  вы всегда действуйте правильно. С таким подходом место комиссара вам не грозит.

Ив неожиданно для самого себя покраснел и вспотел.

- Давайте передохнем.

Они уселись на ствол повалившейся березы.

- С вами интересно беседовать. Скажите, вы всегда были настолько проницательны.

- Я же вам и говорю, спасибо золотому шару!

- А как же достигать своих жизненных целей, действуя что ли неправильно по-вашему?

- Побывав около сотни раз в зоне, я только что и могу повторить: «жизнь это игра». Сейчас в нашей стране 1000 лейтенантов, 100 майоров и 10 полковников принимают решения по правилам, и ни один из них никогда не станет комиссаром.

- А как надо?

- Надо что-то придумывать, творить, вытворять, черт возьми!

- Какая-то правда в этом, безусловно, есть. И что тогда прикажете делать?

- Во-первых, жить не по правилам. Во-вторых, к каждой жизненной ситуации относится как к новой, в которой необходимо придумать новое правило.

- Я правильно понял, к каждому новому моменту жизни – новое правило?

- Правильно.

- А какую ситуацию считать новой?

- Которая волнует, в которой краснеешь и начинаешь потеть. Впрочем, у разных людей симптомы переживания ценностей разные.

- А к чему призывает новая ситуация?

- К принятию нового ответственного и рискованного решения.

- Какая то чудовищная проблемность!

- Да нет самая обыкновенная человеческая жизнь.  Вот то самое главное, что я после первого посещения «золотого шара» понял! Зона именно так и устроена, там все всегда не так как было еще вчера. Каждый поход – совершенно новый маршрут. Зона – прекрасная модель настоящей человеческой жизни.

- А что бывает и ненастоящая?

- Конечно. Вот вы, например, именно такой и живете. Инспектор, вы расследуете дела о физических убийствах людей. Я же понял, что есть еще неоткрытый в современном обществе класс более тяжких преступлений, связанных с закабалением человеческого духа.

- Хотя, мне кажется, к моему делу это и не относится, но интересно полюбопытствовать, что значит «настоящая» или «ненастоящая»?

- Мне кажется это понятно и ребенку. Если есть своя неутилитарная цель, ну, в смысле не нажраться от пуза, не деньги, не угождения окружающих, не скотские удовольствия или власть, а, скажем, решить одну задачку, которую пока никто не брался решать или написать честную хорошую книжку, просто помочь тому, кто действительно в этом нуждается или, в общем, сделать  что-то подобное, короче делать то, что интересно само по себе: вот, видимо, это и значит жить настоящей жизнью. А достигать чужих целей чужими средствами да еще за деньги – это не то!

- Да я смотрю вы философ покруче Сократа и Иисуса. Ведь, по-вашему, получается, что не только я, но и, пожалуй, девять десятых людей живут ненастоящей жизнью?

- Именно так!  Я надеялся на ваше понимание  и сейчас, как вижу, надеялся не зря! Нас с вами Ив впереди ждут великие дела!    

- Так вот почему вы пошли со мной в зону?

- Инспектор, настоящая зона находится в нашем городе. И я предлагаю вам заняться настоящим делом.

- А как же ваше преступление, смерь Артура, «золотой шар»? - растеряно пробормотал  Камерон.

- Всему свое время.

- Так есть преступление или нет?

- Есть. Но это не так существенно, по сравнению с тем, что происходит с людьми в городе. И я это понял. И власти тоже поняли, что я понял. Вот и торопят вас с комиссаром.

- Так моими руками просто хотят убрать вас?

- Именно. Зона специально придумана, чтобы отвлекать наше внимание от наших реальных проблем. Чтобы мы не проснулись как то утром, не очнулись и не оглядели критически то, чем забито наше сознание. А увидев, ужаснулись бы. И начали большую чистку всего «правильного», что туда попало без нашего желания, разрешения и что определяло наше «правильные» действия и поступки.

- Так вы не дадите мне «правильно» закончить ваше дело?

- Конечно, дам. Но это мелочь. Мы с вами займемся более серьезными вещами.

Они встали и пошли по лесу совершенно свободно, только иногда посматривая по сторонам так, как смотрят грибники, выискивая добычу с любопытством, но без страха.

Минут через пятьдесят они вышли на дорогу, которая вела под гору в карьер.   

Справа и слева валялись ржавые останки техники: экскаваторы и грузовики. Время от времени появлялся и пропадал сладковатый трупный запах.

- Тут много наших лежит, - сказал Рэдрик, - есть и те, кого сюда привел Стервятник.

- Как вы намерены действовать у шара? Надеюсь, я могу на вас положиться?

- Скоро увидите.

Они прошли еще метров пятьсот.

- Все! Дальше идти опасно.

- Так мы пришли?

- Смотрите туда.

Вдали на солнце блестел шар. Он был вовсе не золотой, а красновато ржавый. Выглядел он как какая-то деталь от разбившегося самолета.

Ив смотрел на него во все глаза.

- Но я шел, чтобы раскрыть преступление, а не...

- Это я вам обещаю!

Рэдрик снял с плеча кожаный рюкзак. Распутал узел и достал из него небольшого кролика.

- Вот кто оплатит наш пропуск в этот раз!

Он покормил кролика морковкой, затем налил из фляги прямо на землю немного воды.

-  Пей.

Затем Рэдрик засунул два пальца в рот и оглушительно свистнул. Кролик бросился навстречу ловушке. Метров через пятьдесят что-то подбросило его вверх и скрутило. Через две секунды он растворился  совсем.

- Дорога свободна. Но на всякий случай, подождем еще немного…

 

- Я доволен вами, Ив. Дело закончено вовремя, но какой, прямо скажем, неожиданный конец!

- Да, найденное мною письмо Артура все объяснило.

- Ходят слухи, на подписи у министра внутренних дел представление вас на звание капитана и на должность старшего инспектора.   Быстро шагаете! Даже слишком. Камерон, вы становитесь фигурой. Надеюсь, я и дальше могу на вас рассчитывать?

- Конечно, комиссар!

 

Еще одно продолжение.

автор: Неизвестный, школа № 2009

Число 21сентября. Рэдерик Шухарт 32 года.

«Нужно  осознать! Нужно осознать» - это  была  мысль,  которая  на протяжении последних  шести  часов  не давала   уйти  от  неё ни  на  минуту.       Шагая  по  улицам  города  мимо липовых  аллей, чуть подёрнутых первой  зеленью, он  не  видел этого  весеннего  дня, не слышал гула машин и звенящего птичьего гомона. Рэдерик  Шухарт,  живя  на  земле,  не  задумывался о  том,  какой  смысл  в  его  существовании, и вдруг -  «чудо». Кто-то сказал бы,  что  это  инопланетяне, а кто-то -  что бог  спустился  на  землю. Но когда  ты  живёшь в районе  зоны, когда  под  колпаком  у властей  и  полиции, а  серых промозглых будней  больше, чем тёплых солнечных  дней,  то вера в хорошее, доброе пришествие становится не реальной. Мир, который  приспособился  к худшему, привык из ничего извлекать выгоду и подстраиваться  под жизнь, навряд ли  может поверить  в бескорыстие  и доброту.

Никогда нельзя  было подумать, что  взаимоотношение  с другим  миром такое мягкое и  дружелюбное. Его  словно  обволокло  желтым  солнечным  светом, и  он  услышал  голоса, которые  ненавязчиво  и  вразумительно давали  советы  и спрашивали  его  мнение. Он  обернулся, пытаясь  понять, почему  именно  его  выбрали  из  толпы, или,  может быть,  не  с ним  одним происходят непонятные  явления. Но нет. Вокруг  всё  спокойно:  как ни в чём  ни  бывало,  спешат  домой  или  на  работу,  по  делам  люди, не  испытывая беспокойства, страха и  неуверенности.

Много  раз,  отправляясь  в  зону, он  ждал беды; преодолевая  препятствия, оставаясь в  живых и ведя  к  шару людей, надеялся  на  чудо, верил  и  ждал  его. А  сегодня,  услышав  голоса,  не поверил  в  свою избранность, в своё  предназначение. Голос  говорил  об  очищении  зоны, о храме,  которого  не  хватало  в  новом  строящемся  городе, о  дочери, которая  вернётся  к  человеческому  существованию.

«Рэдрик  Шухарт! Ты  должен  нам  помочь! Реализовать  планы, наши  планы,  и  спасти  человечество  от  тех,  кто  стремиться  к  уничтожению всего  живого  на  земле…»

Наконец  он  добрался  до  дома. Дом смотрел слепыми глазницами  окон, и  даже  солнечный  свет не  радовался в этих  пустых оконных проемах, забрызганных дождём  и непогодой. Он  вспомнил, как  дети  играли  во  дворе, старики  сидели на лавочке, обсуждая  новости  и  соседей, жители   суетились  у машин и  подъездов  дома.

Гута  была  на  кухне, он  махнул  ей  рукой, снял  куртку  и  прошёл  в свою  кладовку. Открыл задвинутую  в  дальний  угол железную  коробку, пересчитал браслеты,  иголки, рачьи глаза и  присел  на  табуретку, задумался. Голос жены вывел  Рэда  из  равновесия: «Ты  будешь  ужинать?» Он,  аккуратно  убрав  всё и  бросив  резиновые  перчатки, пошёл в  ванную, вымыл  руки  и  сел  на  кухне за стол. Тихо,  как  тень,  подошла Мартышка, коснулась его  плеча, вздохнула и  так же  незаметно  исчезла  в  комнате. Рэдерик  уже  начал  думать,  что его  утреннее  общение было всего  лишь  иллюзией, когда  из  окна на него  пролился этот умиротворяющий  свет, и  так же,  как  утром, он  услышал  голоса. Гута  увидела  нелепое  состояние  мужа, дотронулась  до его  руки, заметила  свечение,  озарившее  и  её  руку, и вдруг  задрожала  всем  телом; из  её  глаз  потекли  слёзы. Вырвавшись  из  светлой  полосы,  он  прижал  её  к  себе, поглаживая  по  вздрагивающим  плечам,  успокоил: «Всё  хорошо! Всё  хорошо!» Он  не  стал  ей  рассказывать о том,  что  случилось  днём, а  голоса улетели,  едва  почувствовав  не- готовность  с  ними  общаться.

Новый  день  начался  очень необычно: кровать, где  спали Рэд и Гута, озарял струящийся из  окна свет. Рэдерик открыл  глаза, а Гута  ещё  невинно  улыбалась  во  сне.

«Ты  помнишь про нас?»- заговорил  свет.

«Где  мне  деньги на  строительство  взять?»

«Не  волнуйся, они сегодня сами придут, постарайся  найти  место  и  рабочих».

Редерик  пытался  уловить  хотя бы  дуновение  ветра, движение световых  волн, но с  ним говорили иначе:  ни лиц, не  образов не возникало. Гута  встала,  не  видя  света, пошла готовить завтрак, но прежде заглянула  в комнату  дочки. Мария  всегда спала,  свернувшись, закрыв голову большими  руками. Мать накрыла её, но  обратила внимание на то, что  на  руках шерсть как будто  вытерлась  или  поредела. Она поправила подушку  и  вышла. На кухне принялась за  пироги: рассыпала  на  столе муку, начала  замешивать  тесто.

Жёлтое  облако света  вошло в комнату,  где спала  Мартышка  и зависло  над  ней. Оно  обволакивало  её  со  всех сторон, неслышно  подбираясь  всё  ближе  и  ближе и, наконец, нежно накрыло  её. Живое  существо утонуло в  жёлтом  тумане,  от  него  начали подниматься   дымчато-серые  призраки по  силуэту  напоминавшие  Мартышку. Они  бежали,  как  кадры  в замедленной  съёмке. Это длилось  несколько  минут,   и вдруг  девушка  открыла  глаза  и  улыбнулась, сама  не  зная  чему, но  её улыбка  не напоминала звериный  оскал, как ранее, а было  в ней  что-то человеческое , наивно- детское. Облако  улетучилось, а Мария  стала  одеваться…

Рэдерик  Шухарт, выпив кофе, вышел  из дома, открыл гараж и завёл машину. Сев в машину, направился к зоне. Он ехал мимо серых стен Зоны медленно, как будто в любой момент  был готов остановиться. Утренняя туманная мгла  поднималась  над  Зоной и зловеще зависала  над забором. Вдруг луч света  заплясал  перед автомобилем, как бы зовя  за  собой. Рэд догадался, куда он  зовёт, и прибавил газа. Он добрался до места, где стена разрушилась, высокая трава  поглотила поляну, по краям которой стояли  высокие  сосны. Он знал, что эта девственная природа  обманчива, здесь не раз  возникали  суховеи и бродили  мясорубки. Рыжий вышел из  машины, застыл у пролома стены, а луч заметался  по  поляне. И  вдруг  Рэд  понял: луч  чистит  поляну от заморочек Зоны, и как бы в ответ на  его мысли в  траве  застрекотали кузнечики, а следом вдруг  полетели бабочки. Сталкер вспомнил, как Кирилл говорил об  удивительном явлении, о том, что бабочки живут только  в экологически чистых районах. Даже  там,  где  прошёл  хоть однажды  радиоактивный дождь, на  несколько  лет пропадают эти насекомые  до  полного баланса в природе. Рэд осторожно переступил  стену и ощутил  аромат цветущего луга и услышал жужжание пчёл и шмелей. Луч тем временем  бегал по стволам сосен то вверх, то вниз .Мысль о том, что  надо бросить гайку -  проверить территорию -  не  возникала. Рэд, засунув руки  в карманы и  вдыхая сладкий  аромат трав, двинулся по периметру поляны. Просчитав  шагами территорию, он  поехал к Ричарду Нанану, чтоб обсудить  с ним,  где  взять  архитектора  и  строителей.

Ричард был  в  институте,  его  настроение  было  дурным ещё с вечера. На- кануне в Боржче он  пытался  выяснить, кто бывает Зоне, но так  и  остался  ни  с чем. Деньги уходили  мимо  его  рук, и не только  деньги, но и неофициальная власть.

- Шухарт?- удивился  Ричард. - Ты пришёл устраиваться на работу? Слова повисли  в  воздухе, так  как Ричард  увидел пристальный взгляд Рэда, прикованный  к  окну, где  сквозь серость и  плесень Зоны проступал  блуждающий солнечный луч. Нанан тронул друга  за плечо:

- Ну! Зачем  пожаловал?

- Хочу  построить  дом, нужны  строитель, архитектор… -не поворачивая голову  к Нанану,  ответил Шухарт,  следя  за  блуждающем  лучом.

- Ха-ха! Давно  пора! Место  присмотрел? - засуетился Ричард. - Если нужны деньги, я дам, ты же знаешь.

- Деньги? - сталкер  почесал  затылок,  отворачиваясь  от  окна. - Да ? Нет,  пока нет!  Пытаясь полностью отключиться  от наваждения, он  тёр  небритый подбородок  и хмурил брови.- Строители  нужны  и план  составить …

-ААА! - протянул Ричард. - Строителей  теперь  много, знаешь  ведь! На  перекрёстке Большой и Магистральной открылась новая фирма,  работает  без  посредников  и, кажется,  русская. Да, ты расстроен  чем то, что-то  дома?- не унимался  товарищ.

- Да! Понятно! - Рэд  всё  ещё не  приходя  в  себя,  протянул  руку  товарищу, прощаясь.  – Заходи  вечером  поговорим…

Следующим  объектом  его сегодняшнего  объезда  был Стервятник. У коттеджа машина  притормозила, на  шум  вышла Дина.

-А, Рыжий,  приехал  грехи  замаливать?  Отец пьян, можешь  проваливать! - она была в   халате, как всегда  красива и высокомерна.

- Мне нужны  деньги! - эти  слова  она  услышала  уже  спиной, они  были  брошены  в  никуда,  Рэд  не  рассчитывал  на  их  помощь  и  не  знал,  почему  он  их  произнёс.  Минутная  тишина  повисла в  воздухе.

- Ты  смеёшься над нами,  говоришь  о  деньгах…. - Милое  создание  моментально  превратилось  в злобную  гарпию. Что  кричала она  потом, Шухарт не  слушал:  он  мчался  на  перекрёсток  улицы  Большой  и Магистральной, в строительную фирму. В мозгах крутился не решённый вопрос:  зачем  он  снова и снова  приезжает  к  этому дому, его  мучила совесть за  Арчи, он хотел  попросить прощения…

Машина  неслась к центральной,  новой   части  города,  где  светились  яркие  вывески ресторанов, гостиниц, турфирм. Вот и неброская  вывеска «Бобров  и К» -строительство, ремонт, перепланировка. Рэдерик  вошёл  в  дом, прозрачные  двери  открывались и закрывались  сами, молодой  человек  у  входа  спросил,  что нужно «Господину», выяснив,  направил   его  на  второй  этаж. За столом кабинета,   куда  вошёл Рэд,  сидел молодой  человек  какого-то нечеловеческого  вида: глаза  у  него  были голубые, волосы  светлые вьющиеся, так  что  за  спиной  явно  не  хватало  крыльев. Рэд сел  потупя  глаза, гася  непонятно  почему  набежавшую  улыбку, и рассказал  о деле -  строительстве в  Зоне. Молодой человек задумался,  потом  хлопнул  по  столу,  встал,  прошёлся  по кабинету  в  раздумьях  и  вдруг,  сев  напротив Рэдерика, заговорил: «А  ведь  это  может  стать  хорошей перспективой  развития. Я  согласен.»

Шухарт  смотрел на  него и  понимал,  что  он  не  знает  Зоны, не  осознаёт,  что  говорит, ведь ни  о каких  перспективах  в  Зоне  не  может  быть и  речи, а в  мозгу,  где-то далеко,  голос говорил: «Ты  ещё не  веришь!?»

«У Вас  есть  разрешение  на строительство? - спросил владелец  фирмы. - А  хотите  я  сам  этим  займусь?»

Шухарт обрадовался,  ему  не  очень  хотелось лишний  раз  соприкасаться с властями.

«Домой!»- после  строительной  фирмы решил  Рэдерик. Он  чувствовал  себя  усталым, в окне  маячила  Гута, она  ждала  его  приезда. Пока  он ставил  машину в гараж,  подошла  к  нему. Вид  у  неё  был  взволнованный.

- Что? – почти  одними губами  произнёс Ред.

- Звонил  доктор…Они проводили эксперименты  и  нашли  лекарство для  стимулирования мозговой деятельности. Он  говорит,  что  не  наверняка,  но  можно  попробовать… -от  волнения  она  была  напряжена, щёки  её покрыл румянец. Рэд  притянул  к  себе жену, она  прижалась,  потом  отстранившись, спросила:
- Мы же попробуем?!

- Попробуем! - он  крепче  прижал  её к себе,  как бы  соглашаясь  ещё  раз, а она  заговорила  снова:

- Мартышка  целый  день  твердит «Ма-Па». Помнишь, как в детстве?

Они медленно  двинулись к  дому.

- Ведь, она долго  ничего  не  говорила. -  размышляя, тихо  произнёс Шухарт.

-Да, но сегодня… - подтвердила  жена.

Рэд  поднял  глаза  и кого-то  поискал  в  небе. Но  был  тихий весенний  закат, и если бы  не  трубы заброшенных  заводов и дома по склонам  гор,  черневшие разбитыми окнами,  как напоминание  о  вторжении, казалось,  что все  были бы   счастливы…

Число 21октября. Рэдерик Шухарт-сталкер.

Рэд рассказал  Нанану  о  преследующих  его  голосах, они  побывали  на  поляне, где  Бобров начал закладывать фундамент. Никто  не  говорил,  что  строят  два  приятеля, умолкавшие  при приближении посторонних. Аномалии  не  давали  о себе  знать, но  строители  поговаривали  о  лучах, которые блуждают  по  стройки даже  в  пасмурные дни. Несколько  раз  на  стройку  приезжала  полиция, крутились у забора, в Зону  не вошли. Посмотрели,  как работают строители,  все  не  местные.

Каждый день,  как на  работу, Рэд отвозил   жену и  дочь к Джеймсу Катерфелду в клинику, а около  восемнадцати забирал  домой. Утром Мария  была бодра  и  весела, она  начала  полностью  выговаривать отдельные слова: «Дай,  на, уйди, устала». Только по  вечерам её понурые  плечи  напоминали,  что  она  ребёнок  Зоны. Как-то  после такого  возвращения  домой Рэд с Гутой  и Мартышкой уже  поднимались  по  лестнице, как вдруг его  остановил  звонок  телефона. Он ответил: это  был Бобров, он  рассказал,  что  целый день  на  стройке  толкался  какой-то  человек. Бобров  приехал  вечером  с  автобусом  за  рабочими, тот спросил «Рыжего» и остался  там.

- Очень подозрительный  тип! - услышал  Рэд  в трубку.

Шухарт  соображая, кто  это  мог  быть,  вернулся  к  машине,  на  ходу  бросив  жене,  чтоб готовила  ужин. Уже  на  полпути  подумал,  что  не стоило  ехать одному.  Но  возвращаться  не  стал. Когда  машина  подъехала  к  пролому, который  уже  разобрали, стали заметны  ворота, и это  больше  походило  на  вход  на хозяйскую  территорию.  Смеркалось.  Рэд поднялся  на  фундамент, силуэты  деревьев мешались  с  тенями,  и   ничего не было   видно.

- Кто здесь?! – громко  прокричал Рэд.  Эхо  отозвалось  по  Зоне. От деревьев  оторвалась  фигура, по  силуэту  Рэд  узнал, что к  нему  приближался Гуталин. Мужчина  сгрёб  Рыжего  в  охапку  и весело  заурчал,  как  дикий  зверь,  встретившийся  со  стаей. Они сели  на  край  ленточного  фундамента  и долго говорили, взахлёб  рассказывая  о  друзьях  и знакомых. Ночь уже  полностью опустилась  на  землю,  и Рэдерик  вдруг  вспомнил:

- Гута дома  готовит  ужин, поехали! - сели  в машину, двинулись  к  городу. Фары  освещали забор  и дорогу. Вдруг  среди  этой  темноты  замелькали  лучи,  Гуталин  схватил  Рэдерика за  рукав.

- Во  ещё  новость,  видишь? -  друг  помрачнел. Рэд  не  остановил  машину, не  удивился  лучам:  он к ним  привык.  Его  больше  угнетало,  что  никто  больше  не  видит  этого  чудного  свечения.  Услышав,  что  друг   так же,  как  он  и  Нанан,  видит эти  лучи, Рэдерик  успокоился.  Его развеселила  реакция  приятеля.

 - Я, наверно, схожу  с ума!  -  проговорил  Гуталин. - После  лучей  приходят  голоса, их  много  стало  на  Зоне. Я  их  часто  встречаю – и  вдруг  счастливо,  как  ребёнок,  добавил - А  там,  где  они  поиграли,  можно  спокойно  спать или  идти:  там нет  опасности,  ловушек  Зоны.

Дальше  они  ехали  молча, каждый  осознавал  что-то  своё. У дома  вышли.  Из  трёх  подъездов  светилась  лишь  пара  окон, одно  из  них Шухартов.

- Никто  не  живёт? – спросил  и  запнулся Гут.

- Да! Когда  был в тюрьме,  у  Мартышки  начались приступы: она  выла  по  ночам -  люди  съезжали.

- А  чьё  окно  горит в соседнем  подъезде? - не  унимался  Гуталин.

- Въехал недавно  чудак один,  прораб  со  стройки, к  нему  приехала  семья, он  взял  и  заселился. -  отвечал беззаботно  Рыжий.

- А  как дочь?

- Она  лучше  спит  по  ночам,  приступов  давно  не было. Сейчас  сам  увидишь.

- Ну! Где  вас  носит? - дверь открыла  жена  Рэдерика,  увидела друга  и  бросилась  в  его  объятия. - Я тебя  тысячу  лет  не  видела! Гуталин  был  доволен  таким  тёплым  приёмом, заулыбался.

 - Почему  я  тебя  у  этого рыжего  не  увёл? Ты  всё  такая же  милая…

- Только  попробовал бы, – раздалось  из  ванной под  звуки льющейся  воды.

В прихожую вышла  Мария, она  была  в голубом спортивном костюме, лицо расплылось в улыбке.

- Дядя Гут! - слова  звучали растянуто,  как  на  заезженной  плёнке, грубовато  и  не  по-девичьи. Но главное,  это  были  слова. Брови гостя  поползли  вверх, а рот  вопросительно открылся,  когда  Мария взяла  его  за  руку  и  повела  в  свою  комнату. Хозяева,  прижимая  руки  к  губам, замахали руками, мол,  иди, иди! В комнате  в  глаза  бросался  беспорядок, царивший  на  столе, занимавшем  всю  стену. Там валялись бумажки  с рисунками  и выкройки  разных  деталей, кусочки  ткани,  меха и ваты и клеевая кромка. А  по краям  стола  стояли игрушки: медведь с очень большой  головой и маленьким туловищем, лягушка красного цвета,  длинный крокодил  жёлтого  цвета, маленький зелёный цыплёнок.

- Это я шью! - опять заскрипел голос.

Молодец! Они забавные! - Гуталин  улыбнулся и обнял  за плечи Марию.

Рэдерик  показался в дверях:

-Идёмте  ужинать!

- Я не  хочу,  потом поем - поработаю… - раздался   голос  девушки.

Приятели  вышли  на  кухню. Глаза  Гуталина  были  широко  открыты  от  удивления:

- Как?

Рэд  усадил  его  на  стул:

- Каждый день ездим к  мяснику, они  там  пробуют  новое  лекарство…

 Гута  вышла  посмотреть,  как  дочь, а Рэд, перейдя на  шёпот,  произнёс:

- Я  думаю, что  это  лучи.  Они  постоянно  блуждают по  квартире!

 Жена  вернулась,  и  он  громко  произнёс:

  - Вот  так  и  живём.

- Да,  дела… -  протянул Гут и  вдруг  упёрся  в  колени руками,  нагнулся  вперёд  и  произнёс:

- Ну, а  теперь  мой  черёд  вас  удивлять.  

Рэд и Гута сели  вокруг  стола и приготовились слушать.

- Почти  месяц  назад, среди белого  дня к нам  подходит  парень. Шёл  напролом,   без  дороги, без  ориентиров. Сначала  думали:  мертвец. Подошёл,  сел, смотрим:  Арчи. Спрашиваем -  молчит, толкаем - он  не  реагирует. Вдруг  падает, лежит не  шелохнувшись -  кидаемся  к  нему: тёплый -  вливаем  в рот ром, открывает  глаза. «Я живой!» - единственная  фраза - и  опять  без  памяти. И так  две  недели. Отнесли  в  светлое  место. Кормили  с  ложки, что  только  ни  делали -  ожил, но  ничего  не  помнит, твердит  про какой-то  шар. Держим у  себя, как  няньки  ему… Шухарт несколько  раз  во  время  рассказа вытирал  пот  со лба. «Живой. Живой!»- повторял  он.

Про  отца, которого  не  оказалось  в  комнате,  Гуталин  не  спросил, а Рэдерик  так  был  погружён  в  свои  мысли, что  эту  новость  упустил  из  виду.

Утром  их  разбудил  шум машин. Гута  и  Рэд, подойдя  к  окну  спальни,  увидели людей, разгружающих  грузовики. На  одной  из  машин мелькала  кудрявая светловолосая  голова Боброва. Рэдерик  и Гуталин  спустились  спросить,  нужна  ли  помощь, сразу же  включились  в работу. На ходу  Бобров пояснил, что  к  его  работникам  начали  приезжать  семьи и  он  получил  разрешение  на  заселение  дома:

-  Надеюсь,  что  места  всем  хватит.

 

Число 21 мая. Артур Барбридж.

Стены храма рухнули . Это  случилось  в  конце  смены. Рабочие  подготовили перекрытия  и  материалы для  купольных работ, всё оставили для начала  работ  на  завтра  вышли и когда  последний  рабочий покинул  площадку,  стены  рухнули. Сами  рабочие в этот момент молчали  в шоке. Приехавшие  на  стройку,  Бобров  и Чернышёв - главный  инженер, бегали  по  развалинам с отвесами  и расчётами, не  понимая  причины  происшедшего. На  следующий  день начали разбирать  завал, брали  пробы  цемента, кирпича…

Нанан, Гуталин и Шухарт встречаясь  на строительной  площадке не  однократно анализировали  завал  и не  получали  ни каких  знаков  или намёков  на  происходящее. Лучи  как будто  пропали. Чернышёв  решил увеличить стены  в  объёме, загустить  смесь и укрепить углы. Планы  согласовали  и  одобрили, на  завтра начинали  строительство. Рано  утром  когда  рабочие приехали на  строй  площадку   из  дальнего  леса  шёл  человек. В нем  не  было  ничего  привлекательного   просто  он  шёл на  прямки, без дороги с  палкой  выше  его  роста,  все как заворожённые  смотрели  в  его  сторону .Он  подходил  всё  ближе  и начинали различаться  детали: волосы  у него  были  чёрные до  плеч, чёрные  усы  и  реденькая  борода. Ни  кого  из  бывших  сталкеров  не  было на объекте, человек  прошелся  вокруг  обвалившихся  стен, присел  на  невысокую кладку  разобранного  кирпича  и  сказал: «Надо  строить…  всем  строить,  а не  вам  одним…» и  взяв  перчатки   стал  подгонять  всех  начинать работу  сам  встал  среди тех  кто  подносил  кирпичи  к  стене  и   работа  закипела. К  обеду  приехал Ричард и сразу  же  узнал  человека, бросился  к  нему, тот улыбнулся «Дядя  Ричард, надо  работать» и  предложил  встать  рядом  с  ним. Нанан  принялся  за работу , поглядывая  на  парня,  через  какое-то  время,  улучив  минуту,  позвонил Шухарту: «Здесь Арчи! Работает  со  всеми, подгоняет…» Рэдерик  приехал с Бобровым,  и, не  сговариваясь, начали  помогать   на  стойке.  Вечером  довольные  проделанной  работой  стали  собираться по домам, рабочие  звали  Артура  к  себе в  общежитие, но  он   отказался,  сказал,  что пока  тепло  побудет  здесь. Из  машин достали спальный  мешок, пара небольших  подушек и дождевик -  хотя  на  небе  не  было  не  тучки. Парень простился  со  всеми  до   утра.

Рэд стоял  около  больницы, подставив лицо вечерним  лучам  солнца, он ждам своих всего  несколько  минут, машина Нанана  остановилась около  него ,Ричарду  хотелось обсудить  с  другом события прошедшего  дня. Они  облокотившись  на  капот  машины делились  своими  впечатления, зная  о  Арчи  уже  давно,  они  не  рассказывали  о  нём ни кому , а  тут он  живьём да  ещё  и  командует. Приятели  были так  увлечены беседой,  что  не  заметили идущую  от больницы  по  аллее Диану, остановившись  около  них  она была    безупречно красива, но  то что  сорвалось с  её уст было  похоже  на  поток  грязной  воды. Сегодня глядя  на неё мужчины  понимали  что  её  слова их  не  трогают,  они  подобно  стрелам  разбиваются  о  каменную стену и  не  достигают цели. Ричард  почти  взглядом  спросил  у Рэда «Может  стоит сказать  про Артура?» Рэд помотал  головой  нет, « Рано»- произнёс в слух. Вылив свой  яд  до конца Дина  зашагала  прочь, а  сталкеры  направились  по знакомой  дорожке  к центральному входу  в больница из  которого  вышли  Гута  и   Мария.

 С каждым  днём  народу  на  стойке  прибывало, люди  приходя  посмотреть  оставались  помочь и потом  приходили  снова , иногда  приходили  только  в  выходные  дни. Стройка  превращалась  в  большое  коллективное  дело,  которое  объединяло  всех. Весть  о  Арчи,  о  его преданности стройке долетело   и до старого Стервятника. Первой  приехала  Дина, она медленно  на  выходя  из  машины  проехала  мимо, затем  приехал  сам Стервятник . Он вышел  из  машины ,подошёл  к  строящимся  стенам,  где  работал  Артур, тот  уже  научился  класть  кирпичи  и работал  как заправский  каменщик. Арчи    не отрываясь  от  работы  помахал  рукой  «Привет  отец,  я  рад  что  ты  с нами»… Стервятник  сделал  ещё  круг  по  стройке  и уехал. Многие  удивились. Таково  не  бывало  что б  человек,  приехавший  и  обмолвившийся  с Артуром  , не  оставался  трудиться.

  Через  час  к  месту  стройки  подъехали  два пикапа  из багажных  отделений  начали  доставать  жаровни, столы, стулья – на другой  стороне  от  дороги  расположился  пикник. Строители  с любопытством  поглядывали  на происходящее. Жаровни  скоро  закоптили и повсюду  разнёся запах  жареного  мяса. Ещё  больше все  удивились,  когда  к  обеду  начали звать  всех  рабочих. Медленно  с  опаской  поглядывая  друг  на  друга , рабочие  уселись  за  столы  и  принялись  за  еду. Стервятник  стоял  у  жаровен  следил  за  готовившимся  мясом, а Диана разносила  порции  и подавала  хлеб,  овощи, морс. Артур  во  время  обеда успел  пообщаться  с  отцом, если  это  можно  было  назвать  общением. Он скупо  отвечал  на  вопросы , так  же  коротко  спрашивая  про  брата, их  жизнь и старых  знакомых. Пикники  на обочине  теперь стали обычным  делом, утром  строители заходили  выпить чашку  чая или  кофе, затем шли  работать, в обеденный  перерыв  ели  по-  вахтенно, то  одни, то  другие  - порой,  народу  хватало   и на  три,  и на  четыре  смены.

Арчи  не  вернулся  домой. Он  продолжал  жить у  храма, ему  смастерили  сначала  навес, который  потом  превратился  в  избушку, стоящую  у  самого входа  на  стройплощадку. Иногда  его  не  было пару  дней, он  уходил  в  зону, затем  возвращался  и  продолжал  работать  со  всеми, как  ни  в чём не  бывало. Однажды  пришёл  с  полной  десятилитровой  флягой  воды, стал  всех  угашать,  вода  была  обычная,  ключевая, но постоянно оставалась прохладной. Раны,  промытые  этой  водой,  заживали  быстро. Воду приносить  стал  постоянно. Джеймс Катерфелд  приезжал, брал  на  пробу. Объяснил  почему  происходят  такие  чудеса-  в  ней  нашли  много  йода  и  серебра. А  зона  в которой  продолжал жить Гуталин  и часто  ходил  Артур быстро менялась, хотя  люди  по  прежнему  ходить туда  опасались.

Гуталин был  последним ,  кто приступил  к  работе на  стройке. Он пришёл  с зоны и встав  под руку Арчи ,подавая  ему  кирпичи, целый  день  что-то  с  ним  обсуждал. Гут постоянно рассказывал  о новшествах,  которые  происходили  в  зоне: исчезли висевшие  всюду  куски плесени, из домов  исчезла булькающая масса заполнившая подвалы. Дорога  к шару  была  свободна, но  только  шара  там  уже  не было. В месте, где  был шар бил  родник, с которого  Артур  приносил  воду.

Вечером  того же дня в Борже Ричард, Рэдерик  и Гуталин за пивом  обсуждали  новую  идею. Гут предлагал  создать экскурсионный  маршрут по  зоне. О ужасах  зоны  можно  будет  рассказывать  на  словах, а  часть  города   за  стенами  зоны, будет иллюстрировать  их. Нанан предложил  использовать потенциал  института, передвигаясь по  зоне. Пешеходные группы обещал  водить от храма Арчи к роднику.

Вместо эпилога.

Приближался  канун Рождества. Храм освятили в честь иконы, которую нашли  у родника «Всех скорбящих». Из России приехал молодой батюшка Андрей, благодарил всех за строительство храма, но люди не  ушли , а один за другим стали принимать православное крещение. Зона  уходила  всё дальше  и дальше…Давая место счастью и благодати.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: Sergey (13.05.2015)
Просмотров: 505 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]